Сергей Алексеев, Вениамин Лосин

Из истории нашей Родины

Жанры: Детская подростковая литература, История, Рассказы

Сколько стоит мальчик? «Какой нелепый вопрос, — скажете вы, ребята, — разве мальчики продаются?! Разве можно купить или продать людей?» А ведь было такое время. Долгие годы нашей страной правили царь и помещики. Они захватили в свои руки земли и лишили свободы крестьян. Потом появились новые угнетатели — капиталисты. Они стали владеть заводами и установили свою власть над рабочими. О том, как рабочие и крестьяне нашей Родины вели борьбу против своих угнетателей, как в октябре 1917 года под руководством Коммунистической партии они добились победы, вы и узнаете из рассказов и рисунков, которые составили эту книгу. Для младшего школьного возраста.

Сергей Алексеев, Вениамин Лосин

ИЗ ИСТОРИИ НАШЕЙ РОДИНЫ

Поход на Москву

еспокойно в государстве Российском. 1606 год. В огромной тревоге бояре и царские слуги. Восстал, встрепенулся подневольный, угнетённый люд. Казаки здесь, крестьяне. Много их — сотни, великие тысячи.

Возглавил восставших Иван Болотников. Крестьянское войско двигалось на Москву.

По пути присоединились к восставшим два брата — Фрол Еремеев, Кузьма Еремеев. Богатырское у них сложение. Остановит Фрол на бегу скакуна. Кузьма, поднатужась, быка подымет.

Идут братья со всеми в походе. У Фрола топор боевой в руках. Кузьма с боевой дубиной в руках шагает.

Подружился Кузьма с казаками. Повесили те в ухо ему на казацкий манер серьгу. Важно ходит теперь Кузьма. Ухо всем напоказ выставляет.

Лихо сражаются оба брата. Фрол бояр топором, как сухостой, сшибает. Кузьма дубиной сразу десяток валит.

Прошагали братья с крестьянским войском почти через всю Россию. Дошли до Москвы. Вот куполами она сверкает. Вон виден и Кремль вдали.

Здесь у самой Москвы, у деревни Котлы, и развернулась главная битва. Трудно сказать, как бы сложился её исход. Вот-вот, казалось, победа рядом.

Бились восставшие страшно. Затупился топор у Фрола. Дубина в руках у Кузьмы горячей от боя стала.

И всё же царское войско оказалось сильнее. Отступили восставшие, не взяли Москвы.

Болотников со своей армией укрепился в городе Туле. Сюда под Тулу двинулся с войском сам царь. Осадили царские полки город со всех сторон. Но не сдаются восставшие.

Месяц проходит. Обороняет крестьянская армия Тулу.

— Голытьба! — в страшном гневе бушует царь. — Всех порешу! Всех под кнуты, на дыбу!

Второй, третий, четвёртый месяц уже прошёл. Ничего не может поделать с восставшими царское войско.

Пошёл тогда царь на хитрость. Ниже города приказал запрудить Упу. Упа — это река. Протекает она через Тулу, Запруда всё и решила. Вода хлынула в город. Затопила продовольствие, замочила порох. Нечего есть теперь восставшим, нечем сражаться. Послал царь к Болотникову посыльных, обещал всех отпустить на свободу, лишь бы крестьяне прекратили борьбу. Поверил Болотников. Сложили бойцы оружие. Кто мечи, кто косы, кто вилы. Фрол положил свой боевой топор. Кузьма положил дубину.

Однако царь обманул восставших. Вступив в Тулу, царь учинил над восставшими злую расправу. Крестьян убивали, сажали в тюрьмы, возвращали прежним хозяевам. Болотникова увезли на север. Там его пытали, а затем выкололи глаза и бросили в воду. Других же вообще никуда не возили. Топили тут же в Туле, в реке Упе.

Та же участь ждала и Кузьму и Фрола. Глянули братья в последний раз на боевых друзей, на небо и камнем ушли под воду.

Степан Разин

новь полыхает война народная. 1670 год. Ведёт крестьянское войско лихой атаман донской казак Степан Тимофеевич Разин.

— Слава Разину, слава!

Воспитан Разин в казацких строгостях: будь честен, будь прям, друга не брось в беде, шапку не гни перед сильным. Вырос Степан Тимофеевич статным, красивым, широкоплечим, широкогрудым. Кудри у Разина густые, как луговые травы. Глаза чёрные-чёрные. Словно чёрным огнём горят.

Плывёт Разин с разницами по широкой могучей Волге. А в это время навстречу ему подымается с боярским войском воевода князь Семён Львов. Движется Львов со стрельцами, с солдатами:

— Ужо берегись, злодей!

Подплыл Разин к городу Чёрный Яр. Понравилось место восставшим. У самого города — волжский изгиб. За изгибом лодкам восставших укрыться можно. Берега Волги густо поросли камышом. Вот и прибежище.

Решил Разин у Чёрного Яра дождаться Львова. Выслал вперёд дозорных. Вернулись дозорные, доложили: стрелецкие струги приближаются к городу. Приказал тогда Разин собрать черноярских женщин.

— Почему бельишко на Волгу стирать не ходите?

— Так ведь боязно, отец атаман, — отвечают женщины. — Стрелецкое войско подходит к городу…

Усмехнулся хитро атаман, наказал, чтобы бельё стирали. Приказал Разин позвать к себе рыбаков. Собрались к нему рыбаки.

— Здравствуй, народ рыбацкий. Ну, как тут у вас улов? Что ж вы сидите дома?

— Так ведь боязно, отец атаман, — говорят рыбаки. — Стрелецкое войско подходит к городу.

Усмехнулся хитро атаман, наказал, чтобы рыбаки забросили в Волгу сети.

Князь Львов, как и Разин, тоже выслал вперёд разведчиков. Ходили лазутчики к Чёрному Яру, вернулись, рассказали, что у города всё спокойно. Хозяйки бельё стирают. Рыбаки свои сети тянут.

— Не видно разбойников, князь Семён.

Подошли стрелецкие струги к Чёрному Яру. И вправду: хозяйки бельё стирают, рыбаки свои сети тянут. Стоят, не шелохнутся по берегам камыши.

Зевнул князь Львов, посмотрел на палящее солнце, дал команду причаливать к берегу.

И вдруг — что такое! Не верит стрелецкий начальник своим глазам. Из-за поворота реки на всём ходу, под парусами, на вёслах, с пронзительным свистом и громким криком навстречу стрелецким стругам вылетают челны с восставшими. И в ту же минуту зашевелились кругом камыши, закачались, расступились, и на широкую волжскую гладь метнулись десятки казацких лодок. Окружили стрелецкое войско.

Через час всё было закончено.

Во многих сражениях восставшие одерживали победы. Много взяли они городов. И всё же силы оказались неравными. Под городом Симбирском Разин был разбит. Его схватили, заковали в цепи, привезли в Москву и казнили на Красной площади.

Взлетел над головой топор палача. Взлетел. Опустился… Погиб Степан Тимофеевич Разин. Погиб, а память осталась. Вечная память, вечная слава.

Восстание на Украине

ыло это ещё до Степана Разина, до Ивана Болотникова. Значительная часть Украины в те годы находилась под властью польских помещиков. Против польских и украинских богатеев и поднялся простой народ.

Возглавил восстание Северин Наливайко.

В самые первые дни явился к нему дед Серко.

— Что тебе, дедусь?

— К вам я, в войско хочу казацкое.

— В войско! — усмехнулся Северин Наливайко. — Да ты ведь пику в руках не удержишь. Саблю не вскинешь над головой.

— Я бандурист, — гордо сказал старик, — я песни слагать умею.

В почёте на Украине певцы, бандуристы. Рад Наливайко такому гостю.

— Я не один, — продолжает старик, — со мною Богданко Рваный.

— Бандурист?

— Бандурист.

— Доброе дело, доброе.

— И внучек ещё — Иванко.

— И он — бандурист?

— На дудке внучек играет.

Вновь усмехнулся Северин Наливайко:

— Ну что же, берём и его и дудку.

Соберутся повстанцы теперь у костра. Перебирают старцы тугие струны. О думах народных идёт рассказ, о муках народных песни.

Стоят, задумались казаки.

По многим городам и сёлам Украины прошли восставшие. Прорвался наружу народный гнев. Заполыхали дома помещиков.

Затем Наливайко повернул на север, пошёл в Белоруссию. И тут взметнулся огонь восстания. Стали и белорусские крестьяне расправляться со своими притеснителями. И здесь запылали усадьбы господ. Вздохнули с надеждой люди. Однако против восставших были двинуты грозные силы. Несколько месяцев шла упорная борьба. Наконец под украинским городом Лубнами отряды Северина Наливайко были полностью окружены.

Две недели оборонялись восставшие. Но силы иссякли. И опять богатеи торжествовали победу. Жестоким пыткам подвергли они восставших. Северин Наливайко был казнён. Троих музыкантов: деда Серко, Богдана Рваного и маленького Иванко — помещики ослепили.

Но, и ослепнув, остались они бойцами. Не умолкли их дивные песни. Ходили музыканты по украинской земле — от села к селу. Пели славу сердцам отважным.

Прошли с той поры столетья. Но и поныне о славных дедах — борцах за людское счастье — песни поёт народ.