Роджер Желязны

Знак Единорога

Хроники Амбера Пятикнижие Корвина [3]

Жанр: Фэнтези

Неизвестный враг рвется к Амберу, над которым нависло страшное проклятье. Убит еще один Принц. Черный лес, порожденный проклятьем Корвина, неумолимо расширяется. Лабиринт — первооснова Амбера и окружающие его Теней — поврежден, а в самом сердце королевства по-прежнему плетутся заговоры и интриги. Перед лицом общего врага королевская семья должна объединиться, но старая вражда не забыта.Единственная надежда Амбера — знак Единорога, попавший в руки Корвина, об истинной силе которого он и не подозревает.

Роджер Желязны

Знак Единорога

1

Не обращая внимания на вопросительный взгляд конюха, я снял с седла свой страшный груз и отдал ему коня. Плащ почти не скрывал того, что в нем было завернуто. Я перекинул его через плечо и тяжелым шагом прошел к заднему входу во дворец. Скоро ад потребует расплаты.

Я обогнул плац и пошел по тропинке, ведущей в южный конец дворцового парка. Чем меньше глаз, тем лучше. Все равно меня заметят, но идти через главный вход, где всегда полно народу, еще хуже. Черт!

Провались оно все! Будто мне до сих пор было мало хлопот! Но правду говорят, наверное, что беда не ходит одна. Так сказать нарастание процентов в нематериальной сфере.

Вокруг фонтана, в дальнем конце парка, околачивалось несколько бездельников. За кустами вдоль тропинки шагали двое стражников. Увидев меня, они перекинулись парой слов и уставились в другую сторону. И правильно сделали.

И недели не прошло с тех пор, как я вернулся. Почти ничего еще не ясно. Королевский двор Эмбера полон подозрений. И теперь эта смерть, которая еще больше усложнит короткое и несчастное царствование Корвина I. Мое царствование.

Пора сделать то, что необходимо было сделать с самого начала. Но с первых минут меня захлестнули дела. Не сказал бы, что я все это время дремал. Просто я попробовал расположить свои дела в порядке их срочности и действовал соответственно.

Я пересек парк, вышел из тени под косые лучи солнца и поднялся по широкой, изогнутой лестнице, войдя во дворец. Стражник у входа вытянулся в струнку. Я направился к задней лестнице, поднялся на второй этаж, а затем и на третий.

Из своих апартаментов в коридор вышел мой брат Рэндом.

— Корвин! — он вглядывался в мое лицо. — Что случилось? Я увидел тебя с балкона и…

— Зайдем к тебе! — ответил я, делая ему знак глазами. — Поговорить надо. Прямо сейчас.

Он колебался, рассматривая мою ношу.

— Пойдем в другую комнату, ладно? — предложил он. — Здесь Виала.

— Согласен.

Рэндом пошел первым и распахнул дверь. Я вошел в маленькую гостиную, отыскал подходящее местечко и положил тело на пол.

Рэндом пристально смотрел на меня.

— Ну, и что ты от меня хочешь?

— Разверни и посмотри, — проронил я.

Он встал на колени и откинул плащ, после чего снова набросил его.

— Покойник, — заметил он, — ну и что из этого?

— Ты плохо смотрел. Оттяни веко. Открой рот и взгляни на зубы. Пощупай наросты на тыльных сторонах рук. Пересчитай фаланги пальцев. Потом сам скажешь мне, в чем тут дело.

Он проделал все, что я подсказал. Посмотрев на руки, он замер и кивнул:

— Да, припоминаю.

— Припоминай вслух.

— Тогда, в доме Флоры…

— Тогда я увидел их впервые, — перебил его я. — Но нужен-то им был ты. Я так и не понял, зачем.

— Все верно. Я не успел рассказать тебе. Просто времени не было. Странно… Откуда этот свалился?

Я медлил, не зная, вытягивать ли из Рэндома его историю или рассказать ему свою. Моя победила, потому что дело не терпело отлагательств, да и своя рубашка всегда ближе к телу.

Я вздохнул и опустился в кресло.

— Только что мы лишились еще одного брата. Убит Каин. Я чуть-чуть опоздал. Эта тварь… человек… уже добрался до него. Конечно, я хотел взять его живым, но он дрался как черт. У меня не оставалось выбора.

Рэндом тихо присвистнул и опустился в кресло напротив меня.

— Понятно, — почти беззвучно прошептал он.

Я внимательно посмотрел ему в лицо. Кажется, в уголках его глаз притаилась улыбка, которая могла стать явной, если первым улыбнусь я. Вполне вероятно…

— Нет! — решительно возразил я. — Будь это моих рук дело, я бы все устроил так, чтобы самому остаться в стороне. Я рассказал тебе все, как было.

— Верю, верю, — поспешил ответить он. — Где Каин?

— Под дерном, возле Рощи Единорога.

— Это подозрительно. Для других, по крайней мере.

Я кивнул.

— Знаю, пока что придется помалкивать. Труп я спрятал. Не могу же я притащить его во дворец и отвечать на вопросы, пока мне не известны все важные факты. Кстати, они у тебя в голове.

— Ладно. Не знаю, важны ли эти факты, но они в твоем распоряжении. Но ты мне тоже расскажешь все, ладно? Как это все произошло?

— Это случилось сразу после обеда. Я поел в гавани с Жераром. Потом Бенедикт через свою Карту доставил меня наверх. В своей комнате я обнаружил записку, которую, очевидно, просунули под дверь. В записке просили о тайной встрече, чуть позже в Роще Единорога. Записка была подписана — «Каин».

— Записка у тебя?

— Да, — я вынул ее из кармана и протянул Рэндому. — Вот она.

Он внимательно изучил записку и покачал головой:

— Не уверен. Почерк, может быть, и его… Похоже, особенно если он торопился. Но вряд ли…

Я пожал плечами, забрал записку, сложил ее вдвое и засунул в карман.

— Как бы то ни было, я попробовал связаться с ним через его Карту, чтобы не ездить зря, но он не отвечал. Я догадался, что он не хочет показывать, где находится. Видно, это ему было очень важно. Я взял коня и поскакал вниз.

— Ты говорил кому-нибудь, куда едешь?

— Ни единой живой душе. Я решил дать коню размяться и скакал очень быстро. Я не видел, как это произошло. На опушке с перерезанным горлом валялся Каин, а в кустах неподалеку что-то мелькнуло. Я догнал этого парня, бросился на него, завязалась драка и мне пришлось его прикончить. На разговоры у нас не было времени.

— Ты уверен, что это его рук дело?

— Тут не ошибешься. Его след вел от Каина, на одежде была свежая кровь.

— Может, это его кровь?

— Сам посмотри. Ран нет, я сломал ему шею. Конечно, я не забыл, где я видел таких раньше, вот и притащил его к тебе. А пока ты еще не начал рассказывать, вот тебе еще кое-что. На сладкое. Бери.

Я вытащил вторую записку и передал ее Рэндому. — Обнаружил ее на теле этого гада. Наверняка, он забрал ее у Каина.

Рэндом прочел записку и отдал ее мне.

— От тебя Каину с просьбой о встрече в том же месте. Дела, что и говорить.

— Да, говорить нечего. И почерк похож на мой. По крайней мере, с первого взгляда.

— Я вот думаю, что было бы, если бы первым приехал ты?

— Скорее всего, ничего. Они хотят выставить меня убийцей, а для этого я им нужен живым. Все дело в том, чтобы он оказался на месте раньше меня. Если бы я приехал раньше Каина, все дело сорвалось бы.

Рэндом кивнул:

— Для того, чтобы все так точно рассчитать, кое-кто должен быть на месте действия, во дворце. У тебя есть подозрения?

Я хмыкнул, взял сигарету, закурил и хмыкнул еще раз.

— Я только что вернулся. Ты все время был здесь. Кто сейчас больше других ненавидит меня?

— Нескромный вопрос, Корвин, — заявил Рэндом. — Каждый что-то против тебя имеет. Я бы выбрал Джулиана, но тут это отпадает.

— Почему?

— Они с Каином много лет были в прекрасных отношениях. Жаль ты не видел их вместе. Друг без друга шагу ступить не могли, всюду вместе. А если и по отдельности, то ненадолго. Водой не разольешь. Джулиан ничуть не изменился, такой же холодный, мелочный и злобный. Но если он кого-то и любил, то это Каина. Нет, он не пожертвовал бы им, даже чтобы добраться до тебя. В конце концов, если уж ему стало невтерпеж, он мог найти кучу других способов.

Я вздохнул.

— Кто следующий?

— Не знаю, честное слово, не знаю.

— Хорошо. И что теперь будет, как ты думаешь?

— Ты попался, Корвин. Что бы ты ни утверждал, все подумают, что это сделал ты.

Я кивнул в сторону трупа. Рэндом отрицательно покачал головой.

— Подумаешь, вытащил из Тени какого-то болвана, чтобы все свалить на него.

— Понимаю, — промолвил я. — Странно, что я возвратился в Эмбер в самое выгодное для себя время.

— Это точно, лучше не придумаешь, — согласился Рэндом. — Даже Эрика убивать не пришлось. Тут тебе повезло.

— Да. И все-таки: ни для кого не секрет, зачем я сюда явился. Очень скоро на моих солдат начнут посматривать косо. Чужаки. Странно вооруженные, да еще и расквартированы в самом городе! Пока меня избавляла от неприятностей внешняя угроза! Да кроме того, меня подозревают в грязных делишках, совершенных до возвращения, например, в убийстве слуг Бенедикта. А теперь еще и это…

— Да, — вздохнул Рэндом. — Все это я понимаю. Когда вы с Блейзом несколько лет назад атаковали Эмбер, Жерар развернул часть своего флота так, чтобы не оказаться у вас на пути. А Каин со своими кораблями напал на вас и разбил. Я думаю, что после его смерти всем флотом будет командовать Жерар.

— А кто же еще? Кто еще с этим справится?

— И тем не менее…

— Согласен. И тем не менее. Если бы для укрепления своих позиций мне понадобилось отправить на тот свет кого-нибудь, то по логике вещей это был бы Каин. Это чистая правда, черт бы ее побрал!

— Ну и что ты собираешься делать?

— Рассказать всем, что случилось и попытаться узнать, кто за этим стоит. Можешь предложить что-нибудь получше?

— Я думал, как бы тебе обеспечить алиби, но что-то не получается.

Я покачал головой.

— Ты слишком близок ко мне. Как бы ты ни старался, эффект будет прямо противоположным.

— А может, признать, что это твоя работа?

— Я думал об этом. Но о самозащите тут говорить не приходится. Глотки перерезают из-за угла. Пришлось бы сколачивать доказательства того, что он замышлял какую-то гадость и объявить, что я сделал это на благо Эмбера. Мне это глубоко противно. На таких условиях я категорически отказываюсь признать вину за то, чего я не совершал. Да и все равно, запашок от меня останется препротивный.

— Да и репутация опасного противника тоже.

— Такая репутация мне как раз и не нужна. Я не собираюсь этим заниматься. Нет, это исключено.

— Тогда мы закруглились. Почти…

— Что значит почти?

Прищурив глаза, Рэндом тщательно изучал ноготь большого пальца своей левой руки.

— Как тебе сказать… мне сейчас пришло в голову, если ты не прочь убрать со сцены еще кого-нибудь, то самое время вспомнить о том, что вину можно переложить на чужие плечи.

Я поразмышлял об этом, докурил сигарету и произнес:

— Неплохо. Но в данный момент у меня больше нет лишних братьев. Даже Джулиан не лишний. Да его и не подставишь.